https://media1.giphy.com/media/qWxnWO99oH4I0/source.gif

► Zac Efron
ERNEST MACMILLAN
Hufflepuff, 6

5 ноябрь 1979; 17 лет.
► чистокровен

палочка: 13,6 дюйма, бук и сердечная жила дракона
патронус: Кабан
артефакты:
зачарованная монета ОД, порт-ключ домой.

Родственники:
родители: Эдуард и Ниниан МикМиллан
дед: Сауней МакМиллан
сестра-первокурсник: Беатрис МакМиллан

Имущество:
волшебная палочка, личная почтовая сова Мор, метла Молния нового поколения, карманные.

ХАРАКТЕРИСТИКА ПЕРСОНАЖА

Шотландия. Страна дурманящего виски, полос и клеток килтов, заунывной тоски волынок, настоящей сколинной охоты, Лох-Несского чудовища и премерзкой погоды. Родина Вальтера Скота, Роберта Льюиса Стивенсона и Сэра Артура Конан Дойла. Земля на которой много веков жил клан МакМилланов. И будущий хаффлпафец появился на свет здесь же. В родовом поместье, а не в чистом поле, как могло показаться, недалеко от Эдинбурга в ноябре семьдесять девятого года у Ниниан и Эдуарда МикМиллан родился первенец. Вероятно, в это самое время в книге Хогвартса волшебное перо вывело имя новорождённого - Эрнест. Спустя одинадцать лет, наполненных тихой загородной жизнью, шумными детскими забавами, занудными поучениями родителей, учителей и гувернёров, улыбками дедушки МакМиллана и его захватывающими рассказами  о своей деятельности в группе по сбору информации и дальнейшему обезвреживанию Гриндевальда и о том, как в 1945-м победу над ним удержал Дамблдор, мальчика ждало первое серьёзное путешествие, первый урок жизни вдали от дома - Хогвартс.

Хогвартс. Юный маг грезил о нём так же, как будущий первоклассник мечтает о школе. С тех самых пор, как прослышал о ней от матери, обучавшейся на Рейвенкло. И всё-таки,  реальность оказалась лучше самых смелых грёз. И, провозгласившая "Хаффлпафф", Распределяющая шляпа была одна из первых неожиданностей. Отец пророчил сыну Слизерин, который когда-то окончил сам, ну, или на крайний случай Рейвенкло, но Эрни сумел его удивить, сам того не ожидая, разумеется. Но "волшебник в десятом колене", как часто любил хвастать хаффлпафец на младших курсах, пришёлся на факультете к месту. Никакого презрения со стороны чистокровных, никакой наглости среди магглорождённых - это Хаффлпаф. Поддержка, упорство, спокойствие - это Хаффлпаф. Шутки, приколы, радость - это Хаффлпаф. Отдельный мирок, далёкий от вражды факультетов. И Эрни МакМиллан стал его частью, почти сразу найдя общий язык с сокурсниками. Тут же появились первые друзья.

Учёба всегда давалась ему легко, не считая Зельеварения и Трансфигурации. Эти предметы требовали от него колоссальной работы и внимания, и мальчишка, как заправский рейвенкловец, торчал часами в библиотеке. А вот ЗОТИ стало его стихией. Возможно от того, что раззадоренный историями деда, мальчик мечтал спасать мир от вселенского зла и тёмных сил. К тому же, на этих занятиях можно было не бояться наказаний за разбитое стекло или сломанную парту, что, честно сказать, довольно часто имело место быть на ЗОТИ, и поначалу хаффлпафец практиковал это.

С первого курса был одним из немногих, кто не разделял общую радость по поводу обучения в школе в одно время с Гарри Поттером, с самого начала подозревая, что не всё так просто с "простачком-очкариком", что, собственно,  подтвердилось и в конце первого курса, когда всей школе стало известно о том, что Мальчик-Который-Выжил вновь одержал победу над Тёмным Волшебником, который на тот раз скрывался под личиной трусливого профессора Квиррела; и позже. На втором курсе, когда выяснилось, что Поттер змееуст, Эрни не побоялся  вовсеуслышание заявить всем о том, что думает будто именно Гарри и есть наследник Слизерина. Однако, бояться-то ему, чистокровному было нечего, но среди его друзей много было студентов, в чистоте крови которых не приходилось сомневаться, то есть магглорождённых. Но со временем недоразумение было исчерпано, и на пятом курсе, МакМиллан стал членом организованного Поттером ОД, куда вступил вместе с Финч-Флетчли, лучшим другом, с которым они много чего вытворяли, о чём не следовало знать профессорско-преподавательскому составу. А ОД помимо того, что преследовало вполне благородные цели, которые Эрнест разделял, было вызовом Амбридж и очередным забавным экспериментом. К тому же, ставший в том же году старостой факультета МакМиллан (он очень гордился сим фактом), считал необходимым показать пример сомневающимся сокурсникам - терпеть пренебрежение со стороны министерства, запрещавшее им изучать защитную магию, не следовало. Дело было сделано, Амбридж изгнана, школьная жизнь стала входить в своё привычное русло...

Эрнест. Он серьёзный и ответственный. Прилежный в учёбе и упорный в ней. Привыкший сам решать свои проблемы, если избежать их не получилось. Он не дотошный и не любит жаловаться.  Порой напыщен и пафосен, но справедлив и умеет признавать свои ошибки. Он любит много говорить на умные темы, тем самым пытаясь показать собеседнику свою эрудированность. Предан семье и ценностям, которые в нём воспитали. Ценит жизнь и страшно боится смерти. Особенно, смерти деда, который последний месяц лежит в госпитале.  Упрям и упорен, порой дотошен и невыносим. Он порой  говорит правильные вещи таким тоном, что к ним невозможно относиться серьёзно. Он патриот - своей страны, своего факультета, своей семьи.

Эрни. Он весёлый шутник и тормошитель. Он открыт и честен, врёт лишь преподавателям, когда нужно спасти факультет от снятия баллов. Он шутит о серьёзном с близкими, открыт друзьям и бессменный участник  хаффлпафских вечеринках. Он возится в земле в новой мантии от Мадам Малкин, в которой ещё вчера щеголял, молчаливо рисуясь. Настоящий товарищ, не на словах, а на деле. Даже если дело касается девушки.

Всегда готов бороться за то, что ему дорого. Но лишь ему...

связь с вами: s.kristofer@inbox.ru

пробный пост

"Всё живое особою метой..." ©

Эрнест стоял и смотрел в импровизированное окно. Небольшое, низкое, круглое, словно вырезанное в камне, и окаймлённое деревянной рамой с изображением пляшущих барсуков, окно, точь-в-точь какое было в гостиной Хаффлпафа, было совместной работой друзей-однокурсников МакМиллана и Финч-Флетчи, разместивших эту иллюзию окна на смежной с соседней спальней стене. С помощью магии и силы своего воображение им удалось даже воссоздать вид за мутным стеклом - стриженную сочную зелёную траву, которую, казалось, можно было потрогать,  только лишь открыв окно. А ещё тайком вылезать сразу во двор замка, огибая бесчисленные и бесконечные коридоры. Только вот кто-то очень сердитый и несправедливый сделал так, чтобы ни одно окно в полуподвальной гостиной Хаффлпафа не открывалось. Эрни грустно улыбнулся, кстати вспомнив, как ещё на первом курсе, они с Джастином, опаздывая на второе по счёту занятие Полётов, пытались, сократить дорогу до Поля, выбравшись из одного из таких окон. В результате, на занятие они окончательно опоздали, да ещё сломали тумбу, услугами которой мальчишки воспользовались, чтобы дотянуться до злополучного окна, и уничтожили несколько Мимбулус мимблетоний, останки которых мальчишки тут же спрятали, от греха подальше. И если за опоздание с них сняли десять балов на двоих, то растерзанная тумба вернулась на своё место у круглой стены тем же вечером, когда отругав младшекурсников, всё исправил староста Факультета. А теперь по прошествии лет он, Эрни, сам староста, но окружала его не тёплая обстановка круглой, словно большой бочонок виски, гостиной Пуффендуя, а холодные стены чуждой ему Академии. И всё тут было ненастоящим, как это иллюзорное окно. В Хогвартсе каждый камень, каждая песчинка дышала магией, на всём лежал след многих поколений таких же, как он, непутёвых студентов. Замок был местом Силы, и одно это помогало подрастающему поколению в освоении магических науки и осознании себя. Эрнест был в этом уверен.
- А эти выбеленные стены, скучная "сов-ре-мен-ная" обстановка...  Порой мне кажется,  я обессилен. Словно она вытягивает из меня всё - эта АКАДЕМИЯ, - с тихой яростью проговорил юноша, отворачиваясь от окна и оглядывая спальню. Душно. Ему становилось душно в этой проклятой Академии и что-то в груди ныло от безысходности. Не было больше Хогвартса и гостиной Пуффендуя, такой, какой он её помнил, тоже не было. А эта Академия... Эта комната внизу, словно  с издёвкой названная гостиной, никого не ждала и тем более не располагала к прежним уютным беседам и весёлым играм. Квадраты, прямые линии, углы. Скучно. Другое дело, круглая, словно вырезанная в дупле огромного дерева, милая сердцу, комната - целый мир. Пламя жарко-натопленного камина, весело плясавшего под тихое пенье корнуэльских, прозванный в насмешку "молчаливыми", мирт и висевший поверх него портрет Пэнни, всегда готовой дать совет своим непутёвым студентам.
"Удалось ли спасти портрет?"
Эрнест грустно вздохнул. Что-то его снова понесло ностальгировать. От того ли, что он в очередной раз стал мишенью  мисс Кэрроу, на занятии по ЗОТИ, после которого правое плечо саднило от глубоко пореза.
- "Ничего! Я споткнулся о камень. Это к завтраму заживёт"©, - с долей злой насмешки над собой проговорил семикурсник. Где-то он это слышал и запомнил некстати. И понимал: правда, заживёт, а вот злость на этих "очистителей крови" и ярость, вызванная чудовищной несправедливостью,  царственно шагающей по этой треклятой академии, среди его сокурсников - пройдёт ли это?
Что бы разбить, что бы сломать?..
И задетая гордость не давала ему покоя. Он стал ходить по комнате, словно надеясь "вышагать" из себя всё это.
- И где этот "спаситель-Поттер"? - вслух воскликнул маг. - От чего ж не явится верхом на драконе, чтобы низвергнуть чёрное зло, спалить его волшебным огнём и закончить всё это безобразие!? Неужто заныкался как трусливый котёнок в крысиную норку, где никому и в голову не придёт искать "храброго гриффиндорца", когда-то одержавшего победу над Тем-Кто-Никак-Не-Угомонится!? А "Поттер? Всегда подозревал в тебе малодушие!" - злость перекинулась на Поттера, который пропал в самый ответственный момент.
"Всегда!" - эхом отозвалось в мыслях. И Эрнест знал, что так оно и было. Он никогда не разделял всеобщей радости по поводу того, что в параллельном факультете обучается сам Гарри Поттер, хотя с самого детства слышал о нём. МакМиллан всегда подозревал какой-то подвох или неизвестную никому тайну. Как это младенцу удалось расправиться с самим Тёмным Волшебником, против которого многие не устояли!? Да вот, даже сами родители Поттера погибли при встрече с ним.
И вот, на втором курсе после очередной общей с Грифифиндором Травологии, на открытии дуэльного клуба, Поттер доказал всем, что с ним не всё так просто. И прежде относившийся с недоверием к гриффиндорцу,  МакМиллан получил официальный повод не любить золотого мальчика, который посмел натравливать змею на Джастина Финч-Флетчи, с которым Эрни сдружился с первых дней.
Эрнест помнил, как вся школа гудела о том, что Поттер змееуст. Надо сказать такой славе он обязан был не только своим ново открывшимся способностям в змеиной лингвистике, но и второкурснику-хаффлпафцу, видевшему всё своими глазами и, как многие другие,  решивший, что гриффиндорец наследник Слизерина, о чём он тут же принялся распространяться.

Гостинная Хаффлпафа полнилась гулом голосов. Старшекурсники окружили Джастина, выспрашивая его о случившемся, как единственного потерпевшего. Младшекурсники же пытались услышать все, что возможно за спинами своих рослых сокурсников и громко обсуждали то, что видели. Финч-Флетчи был очень недоволен излишним внимание к своей персоне, и друг пришёл к нему на помощь. С трудом протиснувшись, а МакМиллан был в детстве не худым мальчиком, он попытался отогнать всех от Флетчи.
- Ну, чего это вы все на него набросились-то, а? Не хватает того,  что Поттер на него эту страшную тварь натравил, та чуть не сцапала Джастина. А вы... - пытался он их усовестить. - Сам наследник Слизерина, сделал его своим врагом, -  с самого детства в его словах было много пафоса, и говорил он воодушевлённо, так, словно собирался идти на кого-то с боем. Шотландская кровь. - Все мы видели, как Поттер науськивал змею...
- Да-а, никогда б не подумал, что Поттер змееуст, - проговорил кто-то из толпы.
- Поттер, наследник Слизерина?! Да не смешите! Он же в Гриффиндоре, шляпа бы его...
- А он двойной агент, засланный казачок, - тут же возразил МакМиллан.
- Да, шифруется гад! - поддержал его сокурсник Захария Смит.
- Но мы-то всё видели. И дёрнул тебя гриндиллоу сказать при нём, что тебя в Итон отправить хотели, - бросил Эрни другу. - Поттер, конечно ненавидит магглов. Говорят его родственники магглы мучали, вот в  нём и проснулась Кровь Слизерина.
- Но он же победил Того-Кого-Нельзя-Назвать, - тихо и неуверенно проговорила Ханна, вероятно стремясь защитить золотого мальчика.
- Вот именно! - тут же вскликнул Эрнест, словно услышав очередное подтверждение своих слов. - Никто не знает, КАК он это сделал. Может сам Слизерин уберёг его, чтобы он разделался со всеми грязнокровками в будущем. А? - волшебник сам не ожидал от себя такой прыти. Он говорил, словно наперекор всем и всё больше убеждался, что прав.  Против воли на его лице появилась улыбка.
- Эрни, ты, правда, думаешь...
- А ну малышня, давайте по спальням, сейчас же! И закончили разговоры! - повелительным тоном проговорил светловолосый староста, которому все эти разговоры надоели. Разыгрались малолетки.
- Но ведь если он наследник Сли... – не унимался Эрни, за что тут же получил от старосты подзатыльник.
- Или мне "Силенцио" на тебя наложить?!
МакМиллану не надо было дважды повторять, и он быстро угомонился.
Однако шёпот и обсуждение не прекратились даже после того, как все младшекурсники разбрелись по спальням. Там все разошлись с новой силой. Стали выдвигаться новые версии. Кто-то предположил, что Поттер и не Поттер вовсе, вон как в прошлом году с Квиреллом было, или вообще под Империусом. Один из сокурсников Эрни предположил, что возможно это всё проделки Малфоя, учитывая, что именно он вызвал змею, но на ответ МакМиллана о том, что из них двоих, Поттера и Малфоя, именно Поттер змееуст,  уже ничего не смог возразить. Другие же стали вслух рассуждать о том, что будет дальше. Мрачнее всех был Финч-Флетчи. Ему, как магглорождённому, эти рассуждения не внушали радости. Эрнест думал о том, же.
Улеглись они не скоро. А старшекурсники, засевшие  в гостиной, так вообще просидели там полночи. И всё разговоры были только  что о Поттере и наследнике Салазара…

Внезапно скрипнула дверь. Эрнест дёрнулся и повернулся. В спальню вошёл Джастин, на ходу возмущаясь:
- Что она вообще о себе...?
"О, Мерлин, я опять в этой академии.  Ну что ж. Устояли против "наследника" и против всего остального устоим."
- Эй, ты меня слушаешь?! - окликнул его друг.
- Да-да... О чём это ты?.. - и после недолгого молчания спросил: - Как ты думаешь, мы справимся?
- Да Мирцелла!.. Она думает, что мне... Ты о чём... Слушай, я так голоден, что съел бы гриндилоу. Пошли, поедим, а? - Джастин  понял сомнения друга, и в свойственной ему манере принялся менять тему.
"Справимся. Конечно, справимся!" - твердил себе Эрнест, закрывая за собой дверь спальни. - "Это к завтраму заживёт." ©
- Знаешь,  я тоже проголодался....

Стоит помнить, что им тогда было по 12-ть. )

Отредактировано Ernest Macmillan (11-11-2019 16:16:11)