Magic In BOMBARDO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Magic In BOMBARDO » Альтернатива [18+] » [long time ago] October and April


[long time ago] October and April

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://i.imgur.com/r1VSwfR.jpg
PRINCESS ALYXIA x PRINCE-DRAGON ERIC
long time ago, два соседних королевства и логово дракона



Два соседние королевства заключили соглашение, что когда принц и принцесса достигнут своего совершеннолетия, они сыграют пышную свадьбу и объединят королевства в одно. Но один из королей обещание не сдержал.
После очередной пропажи Принца Эрика, он объявил войну соседнему королевству и напал на него.
Королевство пало.
Принцессу, наследницу престола, отвели в логово дракона, чтобы он её оберегал.
Но у дракона есть свои секреты.

[nick]Prince Eric[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/0015/51/e5/2/530084.jpg[/icon]

+2

2

[indent] Они уходят под покровом ночи и мир, который прежде казался ей ярким, наполненным лишь радостью и удовольствиями, теперь валяется на земле, разбитый на мелкие тусклые осколки.

[indent] Она едет не на комфортной карете с мягкими сидениями и удобной спинкой, а на разбитой крестьянской телеге, которую постоянно трясет от неровной дороги. Старое дерево пахнет застарелой кровью и гнилью, в кожу то и дело впиваются занозы. Тяжелые мешки постоянно норовят завалиться на ноги. Куча сена, которое припирает к бортику, колется. Временами — даже сильнее чертовых заноз. Местами рваное одеяло мокрое и воняет помоями, словно его только-только вытащили из выгребной ямы и тут же накрыли её с головой.

[indent] Для неё, выросшей среди цветников, балов, надушенных кавалеров и шумных фрейлин, происходящее кажется ночным кошмаром.

[indent] Превозмогая отвращение, она приподнимает дрожащими пальцами угол одеяла, выглядывая на улицу. На угольно-черном небе ни одной звезды, лишь там, откуда они спешно уезжают, погоняя тощую старую клячу, брезжит багровое зарево. Её дом — большой дворец с просторными залами, многочисленными запутанными переходами и большим садом с розами, был объят пламенем. Вверх тут и там поднимаются столбы густого черного дыма, растворявшегося во тьме ночи.

[indent] Но хотя бы нет трупов.

[indent] Когда она выглянула в прошлый раз, то увидела разрушенную замковую стену. Всюду валялись камни, а огонь лизал кровлю кузницы. Сам кузнец лежал на пороге в очень странной позе — словно кукла-марионетка, у которой обрезали нитки. Тело его дочери — скромной и тихой девочки, над которой было так забавно потешаться — лежало рядом и у горла расплывалась кровавая лужа. Голова девочки с перекошенным от ужаса лицом и была нанизана на пику кованной оградки. Волосы, заплетенные в две длинные косички, трепетали. Левая косичка, как и всегда, была перевязана темно-серой атласной ленточкой. Лента с правой косички куда-то пропала и волосы, расплетаясь, то взмывали в воздух, подхваченные ветром, то опадали вниз тонкими русыми нитями. Но в ужас её привело даже не это.

[indent] Широко распахнутые мертвые глаза со слипшимися от крови ресницами кажутся ей стеклянными. Странными на детском лице, чужеродными, и потому ужасающими.

[indent] От одних только этих глаз в горле тут же появился отвратительный кисло-горький привкус желчи, заставивший её зажать рот руками и нырнуть обратно на дно телеги, усеивая нежную кожу рук очередной порцией заноз. В голове тут же возникали лица матери, отца, сестёр и братьев с этими же отвратительными жуткими глазами. От акта рвоты удерживал лишь тот факт, что телегу сменить не получится, а ехать в собственных выделениях неизвестно сколько, совершенно не хотелось.

[indent] Странно, но слёз нет. Словно сознание ещё не понимает, что произошло. Её бьет крупной дрожью, то ли от страха, то ли от отвращения, но не более. Она ошарашена, совершенно сбита с толку, но глаза остаются сухими. Лишь где-то в сердце набирает свою силу твердый комок будущей истерики.

[indent] В козлах сидит учитель по этикету, которого по началу она едва узнала. От прежнего надушенного и напыщенного старика, у которого каждый седой локон лежал на своём месте, а морщины на обильно напудренном лице казались ещё глубже, не осталось и следа. Грязная холщовая рубаха покрыта бурыми и черными пятнами, а растрепанные волосы спрятаны за широкополой шляпой. Разит от него, словно от завсегдатая самой паршивой таверны с самой дешевой выпивкой. Впрочем, её собственный наряд тоже скорее подходит какой-нибудь бедной крестьянке, а не принцессе. После мягкого бархата и струящегося шелка, теперь она чувствует себя облаченной в старый грязный мешок.
[indent] — Куда мы едем? — спрашивает она странно спокойным голосом и едва не прикусывает себе язык, когда телега подскакивает на очередной кочке.
[indent] — В безопасное место.

[indent] Раньше, она считала дворец самым безопасным местом, а теперь едва верит в то, что когда-нибудь вернется в его стены. Есть ли на свете вообще место, где можно быть в безопасности?

[indent] — А сестры? Они едут в другой телеге?
[indent] Старик молчит и с каждой секундой горло принцессы всё крепче сжимают чьи-то холодные, но очень крепкие руки, мешая дышать. Знакомый кисло-горький привкус возвращается, и принцесса сжимает зубы и прижимает язык к нёбу, стараясь унять дурноту. Она молится, чтобы старик соврал, даже самым неправдоподобным образом. Лишь бы не молчал.
[indent] — Они… будут в другом безопасном месте.

[indent] Возможно, забвение — самое безопасное место. Что тебе могут сделать, когда ты уже и так мёртв?

[indent] Она ныряет обратно под одеяло и крепко жмурится, стараясь сдержать усиливающуюся тошноту. Перед ней, словно живые стоят сестры, каждая — в своём лучшем наряде и от ярких тканей на мгновение начинает рябить в глазах. Принцессы стоят спиной и негромко переговариваются друг с другом, а затем заливаются веселым звонким смехом. Она зовёт сестёр и те, помедлив на мгновение, оборачиваются.

[indent] Мёртвые стеклянные глаза, обрамленные слипшимися от крови ресницами, смотрят на неё странно, словно бы с укоризной. Потрескавшиеся бледные губы обиженно поджимаются, а когда сестры наперебой начинают галдеть, извергая обвинения, из темных провалов ртов сыплются градом толстые могильные черви. Ей хочется кричать от ужаса, но горло словно сдавила чья-то рука, не давая издать ни звука.

[indent] — Принцесса!
[indent] Кажется, она задремала, потому что старик тормошит её за плечо, стащив прочь вонючее одеяло. Она распахивает глаза и с жадностью хватает холодный ночной воздух. Горло, словно забито влажной землёй и принцесса едва понимает, что происходит. Её всё так же подташнивает, а мир перед глазами качается, словно она стоит на палубе корабля. Принцесса позволяет вытащить себя из повозки и лишь на мгновение понимает, что старик пересаживает её в простенькую рыбацкую лодку с длинными веслами, щерящимися длинными трещинами в старом дереве. Её вновь укрывают вонючим одеялом, и, прежде чем вновь уснуть, принцесса видит, как старик вытаскивает из сена тяжелый сундук и с трудом грузит его на лодку. А затем тёмная пелена забвения вновь утягивает её в свои объятия.

[indent] Няня расчесывает ей волосы перед сном, старательно выбирая из волнистых прядей тонкие заколки. Мягкий добрый голос размеренно зачитывает сказку, которую она уже слышала десятки раз. Нежные прикосновения приятны и потому клонит в сон. Тонкая свечка на столике, отбрасывает на стену свет и ночные тени сплетаются в странном танце, в котором она видит и великолепного принца, и добрую принцессу, и злую колдунью, которая мешает им быть вместе. Она клюет носом и надеется, что тоже вырастет доброй и прекрасной, как принцесса из сказки. К тому же, говорят, что для неё уже выбрали принца. Конечно же, такого же заботливого и храброго, как в сказке няни. Её укладывают в кровать и накрывают мягким теплым одеялом. Принцесса поворачивается на другой бок, чтобы пожелать няне доброй ночи, однако слова застревают в горле.
[indent]Стеклянные мертвые глаза со слипшимися от крови ресницами смотрят почти зло. Тонкие бескровные губы крепко сжаты.
[indent] «Хорошо тебе быть живой?»

[indent] Она просыпается резко и тут же перегибается через борт лодки, извергая в темную воду желчь. Воздух поступает в лёгкие с трудом, она сипит и дрожащими руками набирает холодную солёную воду, чтобы прополоскать рот и омыть лицо. Вёсла с тихим всплеском погружаются в воду, немного успокаивая своим размеренным звуком, а вокруг белой пеленой стелется густой туман.
[indent] — Где мы? — спрашивает она, усаживаясь в лодке и комкая в руках вонючее одеяло.
[indent] — Почти в безопасном месте, — откликается старик.
[indent] Голос сдавленный, старик дышит тяжело. Наверняка, по его лбу сейчас в три ручья стекает пот, но принцессу это совершенно не волнует. Её всё так же колотит дрожь, но теперь ещё и от холода. В висках стучит, и она сжимает голову тонкими мокрыми пальцами, силясь унять боль. Из густого тумана проступают тёмные силуэты высоких деревьев, нависают над лодкой, словно чьи-то громадные острые пальцы, готовые в любой момент сомкнуться и схватить. Принцесса едва дышит и сжимает вонючее одеяло всё крепче.
[indent] Когда нос лодки утыкается в берег, старик заставляет её ступить на землю. Волна, напоследок хлестнувшая ноги, мгновенно промачивает простенькие тонкие туфли и становится ещё холоднее. Сундук скребёт по земле, когда старик вытаскивает его из лодки и оттаскивает от воды. Скребет, словно пальцы, которые тянутся за ней из могил, чтобы схватить и утащить под землю. Холодный ветер завывает в сплетении ветвей и вдоль позвоночника проскальзывает холодок.
[indent] — Это место не выглядит безопасным, — недоверчиво сообщает она и невольно замечает, что теперь-то голос начал дрожать.
[indent] — Здесь тебе будет безопаснее, чем там.
[indent] Старик кряхтит, оттаскивая сундук всё дальше, а затем с трудом разгибается, хватаясь за поясницу. Принцесса поджимает губы и подходит к нему, комкая пальцами подол платья.
[indent] — Я хочу домой!
[indent] Она хотела бы, чтобы собственный голос звучал спокойно и величественно, как у настоящей принцессы, но он дрожит и напоминает голос испуганного ребенка. Старик вскидывает на неё злые глаза и, заметив, что её губы начинают подрагивать, опасно хмурится. Хлёсткая пощёчина жжет щеку и заставляет широко распахнуть глаза в недоумении. Этот человек и правда учил её этикету?
[indent] — Соберись, Аликсия! Найди того, кто сможет тебя защитить, и проживешь чуть дольше. Возможно, даже сможешь вернуться и отомстить.
[indent] Только вот она не хочет мстить. Она хочет вновь спать в мягкой постели, таскать с кухни горячие булочки и гулять вместе с сестрами по розовому саду. Она хочет вновь жить во дворце и думать лишь о том, какое платье надеть на следующий бал.
[indent] Кожа всё ещё горит, а она молча смотрит за тем, как старик забирается обратно в лодку и отталкивается от берега веслом. Туман поглощает его довольно быстро, а вскоре смолкают и тихие всплески.

[indent] Она медленно оборачивается и отовсюду на неё смотрят стеклянные мертвые глаза в обрамлении слипшихся от крови ресниц. Они смотрят из завихрений тумана, таращатся из шелестящей листвы, выглядывают из тьмы между деревьями. Злые, обиженные, осудительные. Они смотрят отовсюду, словно обвиняют в том, что её глаза совершенно иные.
[indent] Холодные мокрые пальцы сжимают её горло, не давая сделать ни единого вдоха. Душат, выжимая из неё последние остатки жизни и здравомыслия. Тьма беспамятства поступает всё ближе. Укрывает плечи тёплым маминым платком и обещает спокойствие. Возможно, стоит ей отдаться?
[indent] Ветер гуляет меж ветвей и тихо-тихо шепчет на самое ухо:
[indent] «Хорошо тебе быть живой?»
[indent] Её ноги предательски подгибаются...

[nick]Princess Alyxia[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/0015/51/e5/2/805689.jpg[/icon]

Отредактировано Daphne Greengrass (19-10-2022 21:08:49)

+2

3

Jacob Lee — Demons
• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •

[indent] Сначала возникло что-то белое. Слепящее белое, затягивающее белой пеленой полотно. Скрывающее из виду всё, что представало перед глазами Эрика.
[indent] Секунда, две.. Минута.

[indent] Эрик отстраняется от главного зала во дворце и быстрым шагом уходит прочь. Стража, похожая на оловянных солдатиков, провожает принца взглядом — ни одна живая душа не пытается его остановить прежде, чем он покидает королевский дворец, проходит в конюшню, набросив на плечи мантию с капюшоном и скрыв лицо за черной маской, садится на коня и стремится покинуть их небольшое королевство.

[indent] Королевство, которое можно было пересечь за несколько часов на бодром коне, славилось огромной боевой мощью. Огромные пушки, стреляющие свинцовыми ядрами — главная гордость короля.
[indent] Тысячи убитых радуют короля больше, чем собственный сын, облаченный в кожаный мундир, у которого рукава стилизованы под чешую дракона. Украшенные золотом края чешуек напоминали ему о прошлом.
[indent] Жаль, что мёртвые не умеют говорить.
[indent] У мёртвых цвет кожи был.. белый?

[indent] Времени оставалось мало.

[indent] Каждый сердечный удар начал отдавать в грудную клетку с неистовой силой.
[indent] По шее стали ощущаться горящие жилы — его тело постепенно начинало выжигать само себя, оставляя огненные зарисовки вен.
• • •
[indent] Его высочество Эрик любил дворцовые балы.
[indent] С юного возраста изучая танцевальное искусство, он едва ли стал фаворитом у светских леди в шикарных платьях. Каждая женщина в их дворце стремилась показать свою лучшую версию себя, прикрываясь изумительными нарядами из вышитых золотом тканей.
[indent] Глядя на золотые узоры ему становилось тошно. К горлу поступал ком от осознания, что ещё немного и его жизнь перевернётся с ног на голову.

[indent] Барышня с наплечником в виде дракона запомнилась Эрику, как головная боль.
[indent] Одна ночь с этой женщиной обезобразила его улыбку на долгие месяцы. Его первый опыт общения с дамами закончился тем, что его прокляли.
[indent] В ту ночь он горел ярким пламенем
[indent]  [indent] чтобы восстать из пепла под кровавые слёзы.

[indent] Вены, очерченные огнём, остались на его теле навсегда после того, как барышня с наплечником в виде дракона испарилась из его покоев. Страже было сложно пояснять, почему кровать была прожжена в самом центре едва ли насквозь.
[indent] Скрывая от короля вены под слоем одежды, Эрика накатывала паника.
[indent] У обычных людей вены так просто не горят.
• • •
[indent] Принц остановил коня около причала, где стояла неприметная лодка.
[indent] Судя по ощущениям, которые он запомнил с прошлого раза, у него оставалось примерно три дня до момента, когда огонь поглотит его, сожжет его лёгкие изнутри, зальёт заревом его глаза и обратит вновь.

[indent] Эрик чувствовал себя уродом.
[indent] Люди из цирка уродов, которые приезжали потешить Его Величество, рядом с ним казались обычными людьми.

[indent] Сначала белые краски.
[indent] Потом — люди.

[indent] Он садится в лодку, берёт вёсла и отплывает от берега, направляясь по реке. Постепенно попадая в царство тумана, он остановился. Оставив вёсла в лодке Эрик снял маску с лица и капюшон мантии.
[indent] Осматриваясь вокруг он почувствовал, как паника захватила его живот. Проплывая здесь который раз, он всё еще не мог найти каких-то знаков в тумане, чтобы точно приплыть в пункт назначения — остров с огромными врезающимися в небеса скалами, захваченный густым туманом.

[indent] Эрик снимает перчатки и смотрит, как пульсируют его искрящиеся пламенем вены.
[indent] Магия была удивительной.

[indent] Паника захватывала его грудную клетку и уже подкатывала к горлу. От ужаса он был готов поклясться, что его сейчас вырвет.
[indent] Взяв вёсла в руки, он продолжил грести, высматривая знакомый силуэт среди тумана.
• • •
[indent] Лодка упёрлась носом в берег.
[indent] Остров вновь встретил его огромными скалами, наверху которых он расположил свой лагерь — до него подниматься несколько часов.
[indent] Вылетев с лодки на берег Эрик упал на колени и упёрся руками в землю. Лёгкие жглись изнутри, ему не хватало воздуха. Тело бросило в озноб так, что аж ноги тряслись. По-крайней мере, он чувствовал под ногами и руками землю — уже хорошо.
[indent] Тошнота подходила к горлу, а после отступала. От неопределённости собственного организма хотелось кричать.
[indent] Остров всё равно одинок.
[indent] Его крик в плотном тумане услышат только мёртвые.

[indent] Упав на землю и перевернувшись на спину, он жадно хватал воздух ртом, хватаясь руками за землю.
[indent] По грудной клетке ударила небольшая волна.
[indent] С каждый таким ударом сердца он терял свою человечность.
• • •
[indent] Через некоторое время он, конечно, пришел в себя.
[indent] Через силу взбираясь по устремляющимся вверх скалам, он чувствовал, как в его теле не оставалось сил. Тело выжигало огненными жилами.
[indent] Это было больно.

[indent] Боль для Эрика не представляла собой никакой угрозы. Ему было не страшно испытывать боль. В конце концов, с детства его воспитывали на поле боя, чтобы после танцевального бала он был способен взять в руки меч или револьвер. Его королевство было единственным в округе, что обладало оружием, способным пробивать любую плоть.
[indent] Рано или поздно по его душу всё равно пришли — король бы не справился с осознанием, что его сын не такой, как все. Не обычный человек.

[indent] Чудовище.

[indent] Ввалившись в убежище на самом верху скалы, он скинул с себя кожаный мундир, вытащил из сундука черную шелковую рубаху и надел её. Рубаха, украшенная золотыми цветами, не была идеальной одеждой для этих мест.
[indent] Он опустился на матрас и упал на него спиной, смотря в пещерный потолок. Если бы не его подданные, то он бы не смог в одиночестве обустроить себе перевалочный пункт, пока не пройдёт очередной приступ.
[indent] Усыпанный книгами и свитками о драконах перевалочный пункт не выглядел убежищем принца. Хотя роскошные одеяния в сундуках, мечи с изящными рукоятками и сапоги говорили об обратном.

[indent] Перед глазами вспыли лица его подданных.
[indent] Они были белые.

[indent] Король убивал всякого, кто шел против его воли. В историю он войдёт не иначе, как кровожадный барон, что истребляет приближенных собственного сына, обвиняя их в том, что они поспособствовали врагу в похищении наследника на престол. Печальная слава короля побуждала в головах много вопросов.
[indent] На один из них у Эрика до сих пор не было ответа.

[indent] Соседнее королевство, в сравнении с его «домом», было сказочным раем, где всегда все города наполнены разноцветными цветами. Женщины того королевства славились своей красотой и Эрику посчастливилось стать результатом сделки двух королей.
[indent] Объединение двух королевств должно было придавать силу, увеличивать власть и расширять изобилие регионов.

[indent] Он прикусил свою нижнюю губу, вспоминая барышню с наплечником в виде дракона.
• • •
[indent] Горизонт залился заревом, когда тело Эрика охватили огненные искры. Он чувствовал, как магия захватывает его тело и разум. Он теряет рассудок.
[indent] Огненные искры окружают его, заливаю глаза огнём и обращают в огромного дракона.
• • •
[indent] На острове было тихо.
[indent] Огромный дракон облетел высоченные скалы, прежде чем заметил, как на берег высадили девчонку в огромном одеяле. Нахмурившись, он следил за ней, удерживая в своей груди рычание.
[indent] Спустя несколько минут её тело падает на землю, после чего огромная рептилия срывается со скалы и летит прямо к ней. Огромными крыльями удерживая себя в воздухе, он хватает её тело лапами и уносит. Вонючее одеяло спадает с её тела на землю, поднимая песок.

[indent] Он зашвырнул тело девчонки через огромную трещину в скале прямо на матрас с какими-никакими подушками, что были остатками былой роскоши, своего временного убежища. Дракон остался снаружи и смотрел на девчонку сквозь эту щель огромными пламенными глазами.

[indent] Её лицо было практически белого цвета.

[nick]Prince Eric[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/0015/51/e5/2/530084.jpg[/icon]

+2

4

[indent] Она испытывала к сёстрам нежную любовь. Маленькие прелестные тройняшки, которые всегда напоминали ей фей из сказок. Худенькие, с угловатой подростковой фигурой, они всё равно казались невероятно грациозными и наполненными волшебством. Аликсия не всегда могла понять их разговоры, словно сестры разговаривали на каком-то своём языке, который ей был недоступен. А иногда они и вовсе не разговаривали. Переглядывались друг с дружкой пару секунд, а потом все трое заливались звонким смехом, похожим на перезвоны колокольчиков.

[indent] Шелковые юбки тихо шелестят, пока партнеры кружат прелестниц по огромному танцевальному залу. Яркий солнечный цвет, пробиваясь через витражные окна, окрашивает пол насыщенным багрянцем и прокладывает загадочные зелёные тропы, а стены мерцают — нежным голубым и мягким золотом. Из-за роста, феям приходится танцевать на цыпочках и потому каблучки даже не касаются мраморного пола. Девочки переглядываются и даже здесь умудряются стоить друг другу рожицы, из-за чего время от времени слышатся тихие смешки. Они кружатся в танце и легкий шифон взмывает за спинами мягкими переливающимися крыльями.

[indent] На уроках этикета они корчили друг другу смешные мордашки, скрываясь от учителя за раскрытым веером. На обеде они мастерски перекидывали друг другу ту еду, которую ненавидели, при этом умудряясь избежать чужого внимания. Они любили проскользнуть в комнату брата и стянуть письмо, полученное от избалованной дочери какого-нибудь купца, а потом прибежать в её комнату и драматично зачитывать её на разные лады, выхватывая друг у друга и рук густо надушенную бумажку.

[indent] Ей хочется взлететь — легко и просто оторваться ногами от мраморного пола и взмыть под самый потолок. Хоть на мгновение стать той же феей, которыми кажутся сёстры, но тяжелый кринолин тянет её к полу. Аликсию кружит в танце её собственный партнер, ведет уверенно и в сильных руках она чувствует себя слабой изящной принцессой. Всё как положено.

[indent] У них всегда всё получалось легко и задорно, словно по волшебству, и рядом с ними Аликсия чувствовала себя так, словно и сама является частью сказки. Чувствовала себя истинной принцессой, у которой то ли в хранителях, то ли в подопечных три маленькие озорные феи, с которых совершенно нельзя спустить глаз.

[indent] Шелковые юбки тихо шелестят и скрипки продолжают выводить свою песнь. Каблучки стучат по полу и мимо проносятся другие пары, среди которых она замечает блистательного старшего брата, кружащего очередную купеческую дочь. Все они синхронно кружатся, словно фигурки на крышке музыкальной шкатулки. Их старый добрый король внимательно наблюдает со своего места, подперев щеку рукой, и глаза его наполнены гордостью, а матушка смотрит нежно и, кажется, в уголках её глаз мягко поблескивают крошечные капельки слёз, от осознания того, что скоро они выпорхнут из-под родительского крыла.

[indent] Очередное забвение дарит ей благословенную передышку, показывая радостные обрывки прошлого. Позволяет забыть про страшные глаза и расставить всё по своим местам, успокоить назревающую внутри бурю. В этот раз ей настолько спокойно, что возвращаться к реальности совершенно не хочется. Она вжимается лицом в подушку, неизвестно откуда взявшуюся в лесу, и даже не замечает нескольких прозрачных капель, прочерчивающих через лицо горячие влажные дорожки.
[indent] Как жаль, что нельзя остаться в забвении навечно. Пару раз моргнув, она возвращается к реальности, где яркие витражи танцевального зала разбиты в дребезги, а расписной потолок обрушен на разбитый мраморный пол. Стены больше не окрашены в нежные цвета, лишь отблески пожара танцуют на грязной поверхности, словно молчаливые призраки блистательного прошлого. А сама Аликсия... юбки уже не из шёлка, и она ужасно скучает по тяжести кринолина.

[indent] Они с сестрами сбегают с бала гораздо раньше, его официального окончания. Сбрасывают неудобные туфли, и босиком, словно какие-то беспризорницы, пробираются на кухню, чтобы стянуть остатки фуршета. Они меняют лощёных кавалеров на волнительные девичьи тайны и располагаются в комнате тройняшек перед большим камином, в котором потрескивает тёплое пламя.

[indent] Ей всё ещё прохладно, но влажный ветер уже не забирается под тонкое платье, леденя кожу. На мгновение даже кажется, что всё случившееся было лишь ночным кошмаром, но Аликсия торопливо оглядывается и понимает, что вокруг вовсе не её комната. Нет пышного балдахина над кроватью и подушки более жесткие, чем на её кровати. В её комнате нет такого количества книг и свитков, и уж тем более там отсутствуют мечи. Комната Аликсии наполнена перьями и мягкими игрушками, эта комната наполнена вещами более жесткими и жестокими, и навряд ли может принадлежать девушке, а уж тем более принцессе.
[indent] Она поднимается с матраса, более жесткого, чем её собственная перина, и делает несколько неуверенных шагов, прежде чем присесть и поднять с пола тяжелую книгу. Обложка жесткая и темная, совершенно не похожая на обложки романов, которые она привыкла читать. На секунду в голове проскакивает мысль о том, что было бы неплохо позвать горничную: вымести пыль из углов, собрать разбросанные свитки и взбить, как следует, слежавшиеся подушки. Продолжая оглядываться, Аликсия поднимает голову и тут же задыхается от ужаса.

[indent] Разговор не особенно клеится, потому что рот забит пирожными. Вот так, наедине друг с другом, они совершенно не похожи на принцесс. Обычные девчушки, стянувшие у матери красивые платья и натянувшие их на себя. Они болтают ногами и растирают по нарумяненным щекам заварной крем, хотя пытаются от него избавиться. Время от времени кусочки эклера вылетают изо рта, когда кто-то из них рассказывает крайне удачную шутку, и все они заливаются смехом. Пламя камина согревает и расслабляет. Яркие огненные отсветы танцуют своей замысловатый танец в радужках глаз, и Аликсии кажется, что это маленькие бесенята пляшут в глазах сестёр.

[indent] Из щели в потолке на неё смотрит громадный глаз. Взирает будто бы спокойно, быть может — заинтересовано, но на радужке пляшет замысловатый танец несуществующее пламя. Аликсии кажется, что в чёрный вертикальный зрачок она бы с легкостью могла войти, словно в высокую арочную дверь и этот контраст размеров уничтожает её изнутри.
[indent] Принцесса усилием заставляет себя дышать, и, резко вскочив на ноги, бросается в сторону, хватая с пола изящный меч, и поднимает его перед собой, словно хочет воткнуть прямо в зловещий глаз. Колени едва заметно подрагивают от страха, а лёгкие раздирает изнутри от сбивчивого дыхания. Старик хотел доставить её в безопасное место, а доставил туда, где теперь её изничтожит громадный ящер. И она даже не может выбрать, какую бы судьбу предпочла: быть испепеленной, или разорванной на части.
[indent] — Убирайся, чудовище!
[indent] Собственный вопль, высокий и звонкий, отражается от стен и на мгновение оглушает принцессу. Меч, несмотря на изящество, оказывается ужасно тяжелым и не проходит и секунды, как руки тянет вниз и острие высекает из пола тусклую искру. Аликсия понимает — поднять меч ещё раз у неё попросту не выйдет. Равно как и скрыться от этого чудовищного глаза, заставляющего её чувствовать себя маленьким крольчонком перед громадной голодной змеей.
[indent] Где прежний владелец этой комнаты? Быть может это он подобрал её на берегу и принес сюда? Быть может, он пошел добыть еды или воды, а затем встретил этого монстра? Если так, то он уже не вернется. Наверняка, это чудище уже сожрало его, а может быть и попросту испепелило.
[indent] Лёгкие разрывают болью и сердце отчаянной птицей бьется в клетке из рёбер, словно надеясь проломить её. Можно подумать, на её долю выпало недостаточно испытаний. Словно миру мало, что её родной дворец лежит в руинах, вся семья, скорее всего погибла, а старый учитель отвёз её черт знает куда, пряча под зловонным куском ткани. Словно недостаточно того, что вся её жизнь перевернулась вверх дном.
[indent] Она думала, что вскоре всё же выйдет замуж за принца, пусть он и оказался далеко не тем идеалом, которого она хотела видеть рядом с собой. «Стерпится – слюбится,» — успокаивала её мама и Аликсия почти начинала в это верить и, стараясь вселить в себя надежду, рассматривала образцы привезенных тканей, размышляя, каким бы она хотела видеть самое главное платье своей жизни. Теперь же у неё нет ничего, все мечты растоптаны, а гигантский ящер таращит на неё огромный глаз и наверняка прикидывает в своей чешуйчатой черепушке какой она окажется на вкус.

[indent] Ревущее пламя пляшет дьявольский танец в радужке с вертикальным зрачком. Огромный глаз смотрит задумчиво и не моргает. Шансов сбежать попросту нет. Острые клыки, коими полнится пасть, во тьме блестят особенно зловеще. Они приоткрываются и меж острыми пиками, словно блестящая струна, натягиваются ниточки слюны. Клыки становятся всё ближе и вонзаются в податливую плоть, словно нож в мягкое масло, не замечая ни мышц, ни костей. Чешуя обагрена кровью, она стекает по подбородку и падает на землю мелкими каплями. Гигантский ящер навряд ли испытывает хотя бы долю сочувствия.
Её ждет такая участь?

[nick]Princess Alyxia[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/0015/51/e5/2/805689.jpg[/icon]

+2

5

Hidden Citizens — Land of Confusion (Epic version)
• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •

[indent] ЧУДОВИЩЕ.

[indent] Девчонка в ужасе.
[indent] Её лицо практически белое. С розовыми вкраплениями, какие дракон может разглядеть в пещерную щель. Она берёт в руки клинок, а рептилия лишь щурится.
[indent] Девчонке не победить дракона этим клинком.

[indent] Огромное чудовище узнало девчонку. Пока в рептилии есть душа человека, что танцевал с ней на одном из балов, он будет помнить её очертания лица и волосы. Волнистые и убранные в изящный пучок, заколотые роскошными заколками. Он помнит каждый узор её платья, хоть она и не была его идеалом.
[indent] Эрик вообще сразу не взлюбил девчонку, а она — та самая, с которой её должны были обручить ради сохранения мира в двух королевствах.

[indent] Девчонка в ужасе и панике. И выглядит уже совсем не как принцесса.
[indent] И хоть во всех сказках драконам нужны принцессы, Эрик не хотел её трогать. Для него она — бедное дитя, которое, судя по лицу, повидало смерть.

[indent] Он не знал, что произошло за то время, что он находится на острове. События своим чередом проплывали мимо него на лодках, подсвечиваясь маленькими фонарями, которые нужно было собрать воедино, чтобы понять всю суть происходящего.
[indent] Эрик вспомнил, что рядом с девчонкой был сундук, поэтому оттолкнулся от скалы и улетел в сторону берега.
[indent] Схватив сундук, что стоял перекосившись возле одеяла, он швырнул его в щель к девушке, роняя его в самый центр логова.

[indent] ЧУДОВИЩЕ.

[indent] Девчонка в ужасе.
[indent] Её маленькое лицо с большими глазами, как у стрекозы, говорили о не самых приятных событиях. Спутанные волосы и лицо не белое. Болезненное, бледное, но не белое.
[indent] Когда-то она благоухала и цвета. Её розовые щеки напоминали цветы в саду около дворца соседнего королевства. Глаза блестели, как звёзды на небосводе. Абсолютное счастье на маленькой смешной мордашке, которое Эрику казалось слишком детским.
[indent] Причина, по которой он не взлюбил девчонку, крылась в её манерах. Юное дитя следовало всем законам этикета, несмотря на характер и попытки не заниматься уроками. Он до сих пор помнит звон озорных каблучков, которые издавались из коридоров замка, когда они встречались.
[indent] Мимолётные встречи запомнились приятным осадком.

[indent] Не то, что барышня с наплечником в виде дракона.

[indent] ЧУДОВИЩЕ.

[indent] Под чешуёй дракона самое настоящее человеческое сердце. Оно бьётся не в такт драконьему.
[indent] Мириться с проклятием непросто, жить — ещё сложнее. Стараясь спасти от самого себя каких-никаких своих близких и своё королевство, убегая прочь на один из островов, каждый раз как возникает приступ утомляет.
[indent] Эрик почти смирился уже во второй побег.
[indent] Он изучал драконов, живя на острове в прошлый раз. Он следил за ощущениями и даже вёл дневник, который остался в его временном убежище среди горы книг.

[indent] Но разве можно смириться с проклятием на всю жизнь?

[indent] Минувшая жизнь превратилась в пепел.
[indent] Дракон устремляется с острова в сторону двух королевств. Ему сопутствует ветер.
[indent] Вылетев за пределы густого тумана, он остановился в воздухе. Крылья поддерживают его.

[indent] Сначала краски.
[indent] Потом — люди.
[indent] Белые лица смотрели в сторону дракона, пытаясь попросить помощи. Но им уже не помочь. Мёртвым вообще не помочь.
[indent] Обугленные руины зданий пытались кричать, когда очередное свинцовое ядро пробивало их насквозь. Камни с грохотом валились на землю, закрывая белые лица собой. Багряные вены разошлись по земле, направляясь в сторону реки: совсем скоро они дойдут до туманного царства. Они окрасят воды в кровавый цвет.

[indent] Под чешуёй дракона самое настоящее человеческое сердце. И оно не просто обливается кровью. Оно сгорает в огне.
[indent] Эрик стремительно направляется в сторону своего королевства, нависая над ним огромной тенью. Огненные глаза рассматривают окна дворца.
[indent] Сосредоточив всю свою ярость, дракон извергает пламя, поджигая дворец.

[indent] ЧУДОВИЩЕ.

[indent] Огромная рептилия с огненными глазами.
[indent] Белые лица оловянных солдатиков.
[indent] Горящее здание с обваливающимися крышами и камнями, которые падали на землю и умирали от расколов.

ПЛИ!
[indent] Огромные пушечные ядра пробивают насквозь.
[indent] Дракон уворачивается, расправляя крылья. Ему сопутствует ветер.
[indent] Он пролетает над улицами, извергая пламя. Город ревёт, сгорая в огне. Бренные тела людей и оловянных солдатиков падают тенью на землю.
[indent] Королевство в огне.

[indent] ЧУДОВИЩЕ.

[indent] Дракон возвращается на остров, когда одно из ядер попадает в его крыло, а следом летит в скалу, пробивая дыру в стене.
[indent] Цепляясь огромными когтями за скалу и пытавшись удержаться на ней, обессиленная рептилия с грохотом падает и укатывается на берег, поднимая песок. Эрик ревёт от неожиданной боли в крыле, когда пытается подняться, но его тело, наперекор его указанием, валится на землю.

[indent] Человеческое сердце под чешуёй дракона забилось, в попытках выдержать напряжение в драконьем теле, когда его окутывают искры, разлетаясь по всему острову и поднимаясь в небо, и в глазах он видит, как всё начало белеть.

[indent] Лицо Эрика не было белым.

[indent] Густая пелена в глазах не позволяло увидеть остров, скрытый в тумане. Он лежал на берегу у самой реки и жадно хватал ртом воздух. Рука кровоточила.
[indent] Ощущение, словно плоть разрывали на части и поджигали. Огненные вены искрами сходили с кожи, оставляя после себя невидимые ожоги.
[indent] Эрик чувствует, как силы покидают его, когда его глаза предательски закрываются, а тело на издыхании из груди выдаёт фразу:
[indent] — Я сжёг, — пауза, сопровождаемая попыткой не задохнуться, — своё королевство.

[indent] Волна накрывает его тело по грудь, подхватив его и немного спустив вниз.
[indent] Речные воды были готовы принять его бренное тело в своё царство.

[nick]Prince Eric[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/0015/51/e5/2/530084.jpg[/icon]

+2

6

[indent]Она всегда наблюдала за пламенем завороженно, но в некоторой опаской. Огонь — каким бы он ни был — всегда может принести кучу проблем. Пляшущий язычок свечи кажется безобидным, даже ручным, но поднеси к нему палец — и он укусит. Только посмей уронить свечу и всё вокруг вскоре превратится в жаркую урчащую огненную утробу, которая несет лишь горе.

[indent]Пламя в глазах дракона напоминает ей именно эту утробу. Рукоять меча, который она не в силах поднять, лишь усугубляет положение своей прохладой, придавая больше контрастности. Хуже всего — Аликсии даже некуда бежать. Если она решит укрыться где-нибудь в уголке, пламя всё равно её достанет. Стоит этой ящерице дохнуть огнем в щель, и всё здесь превратится в пламенеющую урчащую утробу, которая не разбирает правых и виноватых.
[indent]Но, видимо, этот монстр любит играться с едой, потому что огромный глаз вдруг пропадает, а вскоре стихает и хлопанье крыльев. Меч глухо звенит, ударяясь о пол, а воздух застревает в горле и разрывает лёгкие изнутри. Вот теперь-то паника, которая впервые схватила принцессу за руку, вновь её настигает. У неё ватные ноги и вместе с этим ужасно хочется убежать как можно дальше. Одно ясно точно — оставаться здесь нельзя. Дракон знает, где она находится, и если в этот раз он пощадил её лишь потому, что хочет поиграться, или просто не голоден, то в следующий раз он точно запустит в её тело свои клыки. Даже, если кому-то покажется, что есть в Аликсии совершенно нечего. Нужно было убегать, только вот куда?

[indent]После того, как оброненная свеча стоила ей книги, а заодно и стола из чудесного красного дерева, Аликсия стала считать, что вода гораздо безопаснее. В журчании фонтанов она к собственному удивлению услышала чарующую спокойную песнь. Вода расслабляла, вода окутывала тело со всех сторон и, в отличие от огня, её можно было регулировать по своему усмотрению. Вода не может тебя убить, вода может лишь созидать.

[indent]Вода, ну конечно. Она ведь читала в каком-то романе, что драконы ненавидят воду, потому что сами они — порождения огня. На поверхности оставался вопрос: как сильно могут сопоставляться реальная жизнь и чья-то фантазия? Впрочем, ответ на него не отменял того факта, что вблизи воды сгореть заживо станет самую чуточку проблематичнее. Но не бежать же ей просто так?
[indent]Аликсия судорожно мечется в сторону, жадно шарит по стенам и полу глазами, в попытках найти хоть что-нибудь, что может ей помочь. Хотя бы в теории. Она запинается о разбросанные свитки, только вот среди них навряд ли будет карта острова. Да и какой от неё прок, если читать карты принцесса не умеет? Она расшвыривает ногами мешающиеся книги и когда на глаза попадается кинжал — а всё лучше, чем дурацкий меч, который ты не можешь удержать на весу, уши улавливают мрачный хлопающий звук и внутри всё словно бы покрывается корочкой льда.
[indent]Аликсия чувствует себя мышью, которую загнали в ловушку: с одной стороны мышеловка, которая переломит тебе шею и подарит относительно безболезненную смерть, с другой — когтистая лапа кота, который будет раздирать тебя, скорее всего, долго и мучительно. Она никогда не любила котов — те слишком любили наслаждаться чужими страданиями. Только вот Аликсия не мышь, и не собирается выбирать из двух зол. Она — человек, а потому вероятно (хотелось бы в это верить) может оказывать влияние как минимум на собственную жизнь.
[indent]Она хочет броситься через всю комнату, к выходу, выбраться наружу и надеяться, что снаружи есть, где укрыться от дракона. Маленький крохотный уголок, где она хоть на мгновение сможет выдохнуть и расслабиться. Однако вместо спасительного вздоха из груди вырывается истошный вскрик, когда в считанных шагах от неё на пол падает сундук. От грохота звенит в ушах, а ноги предательски подгибаются. Ещё совсем немного и сундук мог бы рухнуть ей прямо на голову. Погибнуть от сундука, когда пытаешься спастись от дракона — это уже что-то за гранью разумного.

[indent]Пару лет спустя она разочаровалась и в воде. В старом колодце, которым пользовались лишь слуги, утонул человек. Девушка, которой было столько же лет, сколько сейчас Аликсии. Раскисшая от дождя осенняя земля, старые камни — досадная случайность. Очень странно было слышать, что чья-то смерть — это случайность. Она не видела трупа, но слышала слухи. У девушки не было ногтей — она пыталась зацепиться за стены колодца, но мокрые мшистые камни не дали ей опоры. У неё было раздувшееся лицо и морщинистая кожа, словно она вмиг стала старухой, белые губы и широко распахнутые от ужаса глаза.

[indent]Неосознанно она хватает с пола башмаки, что вывалились из сундука. Простые, даже грубоватые, совершенно не похожие на её привычные туфельки, но гораздо более удобные, по крайней мере на вид. Аликсия встает на трясущиеся ноги и торопливо ковыляет в сторону выхода. Перед собой она едва ли что-то видит, в ушах всё ещё грохочет, а перед глазами стоит бушующее безжалостное пламя драконьих глаз, заставляющее ещё сильнее сжимать кинжал в руке.
[indent]Силы на то, чтобы бежать, появляются чуть позже и Аликсия мчится до тех пор, пока не запинается об один из кореньев и не падает навзничь, раздирая колени о старые сучья. От боли и страха на глазах закипают слёзы, но быть слабой беспомощной принцессой сейчас попросту нельзя, это может стоить жизни. Она лишь переворачивается на спину и садится так резко, что на миг перед глазами темнеет. Замирает, опасливо вслушиваясь в шорох ветра — всюду ей слышатся мрачное хлопанье крыльев, которые принесут ей смерть. Пальцы едва слушаются, когда она торопливо затягивает шнурки на ботинках. Те велики и смешно болтаются, словно туфли матери, которые она примеряла в детстве, но всё же лучше, чем тоненькие туфли, через которые она чувствует каждую веточку.
[indent]И она снова бросается вперед, совершенно не представляя, куда бежать. Мысли в голове словно испаряются, и эта пустота на какое-то время становится благословением. Страх словно бы притупляется, лишь глубокие сбивчивые вдохи, горящие от натуги лёгкие и бесконечные стволы деревьев, между которыми она петляет, надеясь, что не бегает по кругу. Лишь когда впереди слышится плеск воды, внутри робко поднимает голову надежда и губы неосознанно растягиваются в улыбке. Вырвавшись из-под крон деревьев, она падает песок и позволяет себе чуточку отдыхаться.

[indent]Каждый раз, когда Аликсия опускалась в горячую ванну, приятно пахнущую маслами, она испуганно цеплялась за борта, и тут же кривилась от ужаса, понимая, что это не спасет. Если она вдруг начнет тонуть, то мокрые пальцы будут соскальзывать, а потом из благоухающей воды достанут её тельце. Раздувшееся лицо и морщинистая кожа. Губы белые, а глаза широко распахнуты от ужаса.

[indent]Когда она вскидывает голову, то не сразу замечает, что в воде что-то есть. Лишь парой секунд позже, она видит что-то, а ещё через пару мгновений понимает, что это чья-то голова. Гортанный вскрик вырывается сам собой, когда она вскакивает на ноги и бросается к кромке воды. Она здесь не одна! Не наедине с этой крылатой смертью! Ботинки легко промокают, стоит сделать в воду лишь шаг. Тело в воде выглядит едва живым и, явись она хотя бы парой минут позже, погрузилось бы в соленые воды окончательно.
[indent]Она хватается за человека как может, пытается обхватить грудь, цепляется ногтями за мокрую одежду, сражается с бессердечной водой, отвоевывая каждый шаг к берегу. Пару раз она едва ли не падает, но упрямо встает на ноги и продолжает этот односторонний бой. Человек тяжелый и тащить его по песку оказывается даже сложнее, чем тащить из воды. Лёгкие снова горят огнём, но Аликсия едва обращает на это внимание. В голове звонким колоколом бьется мысль: «Не одна. Не одна. Не одна!»
[indent]В конце обессилев, она падает на колени и утыкается в чужое мокрое плечо вспотевшим лбом. Лицо натужно красное, она едва дышит от усталости и совсем не похожа на ангела, какими представляют героинь в романах, которые она читала. Она с трудом сглатывает вязкую кислую слюну и садится ровно, чтобы взглянуть на человека, и ком в горле мгновенно становится горько-кислым, мешая дышать.
[indent]Она знает это лицо, и хоть глаза обещанного ей принца закрыты, она видит распахнутые стеклянные глаза девочки, чья голова торчала на оградке. Она помнит знамена, которые принесли в её дом лишь кровь, смерть и огонь. И на мгновение хочется вцепиться в это лицо, разорвать его на клочки, а пальцы невольно начинают шарить по песку в поисках кинжала. Он и его королевство — вот, кто виноват во всех её бедах.

[indent]А ещё, он единственный, кто есть на этом острове, помимо дракона.

[indent]Она с трудом проглатывает горький ком в горле и старается хоть на мгновение забыть обиду. Трясет принца Эрика за плечи, надеясь, что он очнется, но принц лежит тихо, лишь из руки сочится кровь. От вида крови руки начинает потрясывать, однако Аликсия крепко сжимает зубы, и продолжает трясти, пока в какой-то момент в голову не приходит мысль: «А вдруг, он уже мертв?»
[indent]Воздух в горле превращается в желе и дышать почти невозможно. Паника, старая добрая паника, хватается за её лодыжки когтистыми пальцами и подло хихикает. Аликсия, дрожа от страха, припадает в груди принца ухом и замирает. Несколько мгновений ей кажется, что нет никаких звуков, кроме её судорожного дыхания, клацанья зубов и шума воды, лишь потом едва-едва слышится сбивчивый стук сердца.
[indent]Аликсия облегченно выдыхает и вновь выпрямляется, до крови закусывая губы. Даже если этот принц принес в её страну боль, сейчас — он её единственная надежда. А раз так, она точно не даст ему умереть. Она вновь трясет его за плечи, шлепает по щекам, а принц лежит всё также. Влажные волосы, липнущие к голове, мокрое бледное лицо и почти белые губы. Паника уже пробирается под её кожу, раздвигает клетку рёбер и добирается до сердца, запуская в него острые когти, покрытые зловонным гноем. Шум воды, кажется, звучит отовсюду, он запекает в голову сквозь уши и наполняет тело могильным холодом. Дышать почти невозможно и в какой-то момент ей начинает казаться, что вместе с жизнью принца куда-то в море уплывает и её собственная. Гортанный вопль отчаяния вырывается откуда-то изнутри, и она изо всех сил бьет кулаками по груди принца, словно пытается отомстить за всё разом: за свой пережитый страх и своё нынешнее отчаяние.

[indent]Ей очень страшно остаться одной. Здесь, на холодном мокром песке, когда где-то летает чудовищный дракон. Ей очень страшно от мысли, что рядом с ней будет лежать это тело. Холодное, мокрое, с белыми губами и безмятежно закрытыми глазами.

[nick]Princess Alyxia[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/0015/51/e5/2/805689.jpg[/icon]

Отредактировано Daphne Greengrass (27-10-2022 22:40:18)

+2

7

Hans Zimmer — Day One
• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •

[indent] Белые лица, объятые в огне нависли над бренным телом Эрика, которое готово было уйти, казалось, в бесконечные воды реки. Волны медленно затягивали его в свою пучину, прокладывая дорогу в другой мир. Мир духов, о котором ему рассказывала бабушка перед тем, как её лицо, белое, смотрело в потолок с выжженным сердцем.

[indent] Боги войны любили королевство Эрика.
[indent] Они почитали его могущество и стремление быть непобедимым.

[indent] В итоге его собственное королевство пало в огне. Пламя обжигало белые лица людей — это то, что Эрик помнил последним, как в облике дракона направил очередной огненный поток в оловянных солдатиков. Падающие куски монолитных разбитых плит у стен замка обрушивались на людей, разбивая им головы и оставляя кровавое напоминание об этом на стенах.

[indent] И вот — огромные свинцовые ядра из пушек.
[indent] Они со свистом летят в дракона, попадают в стены, разбивают оставшиеся в целостности дома.

[indent] Они опоздали.
[indent] Белые лица, которые хотели спастись; пушечные ядра, стремящиеся поразить свои цели; оловянные солдатики, сожженные до тла — все опоздали.
[indent] И подбивая крыло дракона, от чего он с грохотом и рёвом валится на землю его маленького острова-убежища в тумане — не проигрыш. Пока не проигрыш.

[indent] Оставалось молиться, чтобы оставшиеся в живых оловянные солдатики не наточили клинки и не прибыли по его душу.

[indent] Эрик чувствует, как кто-то начинает бить его по груди.
[indent] В ушах шум. Веки тяжелые.

[indent] Набитые водой лёгкие не собирались отпускать принца, уничтожившего собственное королевство, обратно. Бесконечные речные воды по-прежнему стремились забрать его с собой. И он был уже готов сдаться, отдаваясь им полностью.

[indent] В очередную порцию ударов по грудной клетке, Эрик чувствует внутреннюю волну ярости. Жилы резко набухли на одно мгновение, напоминая ему, что он чудовище. По ним протекал огонь. Не кровь.
[indent] Подбитая рука свинцовым ядром истекала кровью.

[indent] Перед глазами белые лица.
[indent] Когда-то давно эти белые лица ходили по широким мраморным коридорам замка, отбивая ритм каблучками. Дамы в роскошных нарядах хихикали, прикрываясь ажурными веерами, строили глазки юному Эрику и тонко намекали, что, вот, растёт принц. Скоро всё сложится, всё свяжется.
[indent] А потом дама с наплечником в виде дракона.
[indent] Не сложилось, не связалось.
[indent] Только хуже стало.

[indent] Очередная порция мимолётной волной прошлась по телу, от чего Эрик открывает глаза и откашливается водой.
[indent] Ему казалось, что он мёртв.

[indent] Его лицо..
[indent]  [indent] белое?

[indent] Рука предательски заныла, отчего он зарычал, схватившись за рану. Его тело съёжилось, ноги поджались. Это было чертовски больно, словно раздирало плоть изнутри. И Эрик мог бы уже привыкнуть к странным ощущениям, которые отдают по всему его телу. Но он не привык. Он не привык к ярости, что разливается по его жилам. Не привык стремительно скрываться в своём убежище в очередной приступ.
[indent] Он даже не привык выжидать определённое количество времени, прежде чем он станет драконом.

[indent] Он не принц.
[indent] Он чудовище.

[indent] И это самое чудовище, держась за руку, оборачивается и смотрит на девчонку.
[indent] Её глаза, полные отчаяния, смотрят на него. Ему казалось, что они пожирают его от страха, от ненависти.

[indent] Это его отец разрушил её королевство. Он одним днём уничтожил весь её мир, весь райский сад, всю реальность, в объятиях которой она нежилась по утрам, попивая чай с круассанами.
[indent] Он уничтожил её. И сейчас, когда она сидит перед ним, он чувствует огромный груз вины на своих плечах.

[indent] Вина давит на его плечи, заставляет уползти от неё.

[indent] А Эрику просто сказать нечего.

[indent] — Спасибо, — тихо вырывается из его груди. Но он не чувствует благодарности — лучше бы убила.

[indent] Он шумно сглатывает, тяжело поднимаясь с земли. Ноющая боль осложняет движения. Она забирает силы и Эрик надеялся, что он не упадёт второй.
[indent] Глаза не хотели видеть перед собой страдающую принцессу Аликсию.
[indent] Она отличалась от той беззаботной девчушки, которую он видел до этого.

[indent] Очередная волна гнева, от которой он пошатнулся.
[indent] Надо подняться в убежище.
[indent] Эрик смотрит на скалы и видит, как одно из ядер пробило дыру в стене. Теперь так выглядела его реальность, с которой приходилось смириться.

[indent] Принц медленно направился в сторону скалы, стягивая с себя мокрую прилипшую рубашку, пытаясь рассмотреть рану. Если даже принцесса и окажет честь в помощи с ранением, то вряд ли он согласится. Он бы вообще советовал ей убраться с острова, но прекрасно понимал — некуда. Девчонке негде скрыться, её королевство пало, она видела дракона. Чудовище, которое разрушило другое королевство.

[indent] Ради чего?

[indent] — Здесь не безопасно. — Говорит он, чуть повернувшись к ней.

[indent] Сейчас нигде не безопасно.

[nick]Prince Eric[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/0015/51/e5/2/530084.jpg[/icon]

+2

8

[indent] Когда тело под её руками вдруг вздрагивает, Аликсию окатывает волна радости, почти граничащей со счастьем. Не одна. Всё-таки на этом острове она будет не одна с огромной огнедышащей ящерицей. И всё же, когда принц Эрик начинает кашлять, извергая из себя воду, принцесса невольно отшатывается назад, создает дистанцию и начинает искать глазами кинжал. Тот оказывается в нескольких шагах, видимо, когда Аликсия бежала к воде, она невольно его обронила. Пока Эрик откашливается, на смену радости приходит мутная волна злости, накрывающая её с головой. Это из-за его королевства её собственный дом лежит в руинах.
[indent] На глазах невольно выступают слезы: подумать только, она спасла жить тому, что причастен с гибели её народа. Абсурд. Облегчение и ярость путаются внутри неё, переплетаются в самом сердце и мешают здраво мыслить. Хочется одновременно вцепиться в руку Эрика, просить его защиты, и вместе с тем вскочить с места, добежать до клинка и перерезать ему глотку, пока это дьявольское отродье ещё не пришло в себя. От этой сумятицы плакать хочется ещё сильнее, но Аликсия лишь сжимает зубы покрепче и решительно вытирает глаза тыльной стороной ладони.
[indent] Нельзя. Сейчас она должна быть сильной и рассудительной. Принц ей нужен, чтобы самой не лишиться жизни, а уж потом… Пальцы невольно дергаются, словно их на мгновение обжигает холод металла. Нет, и потом она не сможет его убить. Потому что не убийца, в отличие от Эрика и его отца.

«Если бы главными во всех королевствах были женщины, то и войн никогда бы не было, — так любила говорить её королева-мама. — Мужчины лишь забирают жизни, но даруют их исключительно женщины. Если бы они, подобно нам, носили чадо под сердцем несколько месяцев, а потом рожали его в муках и крови, то в следующий раз задумались бы, прежде чем перерезать кому-нибудь горло. Столько чужих сил, страданий, стремлений и надежд может оборвать один лишь росчерк стали. Женщины не убивают. Они могут бросить в темницу, сделать твоё существование невыносимым, однако они никогда не лишат тебя жизни — того дара, что в муках дала тебе мать. Хотя бы из солидарности.»

[indent] Но можно ли применить это к тем, кто сам отнимает жизни? Достойны ли они такого дара? Или лучше лишить жизни одного мерзавца, чтобы спасти целое королевство? Если бы перед началом всего этого ужаса ей предложили сделать выбор: убить принца своими руками или предать всё королевство пламени и смерти, что бы она выбрала? Смогла бы всадить клинок в принца? Ей бы очень хотелось верить в то, что смогла бы… но пальцы предательски дрожат и приходится сжать их в кулак, чтобы хоть как-то унять.
[indent] Да и что сейчас думать? Её королевства больше нет, а чудовищный принц какая-никакая, а всё же надежда. Сейчас она будет подле него. Сейчас она будет сильной, чтобы спасти хоть что-то, что осталось от отчего дома — собственную жизнь. Потом… нет смысла загадывать, что будет потом.
[indent] — Пожалуйста, — холодно отвечает она и поднимается следом за принцем. Намокшая ткань противно липнет к телу и быстро становится холодной, отчего Аликсию начинает потрясывать дрожью.
[indent] Принц идет медленно, неловко, но навряд ли решится принять от неё помощь, поэтому Аликсия отходит и подбирает с песка кинжал, старательно пряча его в рукавах. Даже если сейчас у нее не хватит решимости на то, чтобы убить Эрика, это вовсе не означает, что нужно оставаться безоружной и беззащитной. Принц — её единственная надежда на спасение, но это вовсе не мешает ему быть ещё одной опасностью на пути.
[indent] Когда она догоняет принца, тот уже снимает с себя рубаху и на мгновение Аликсию окутывает жаром и щеки предательски краснеют. Прежде ей не приходилось видеть обнаженных мужчин. Её жизнь проходила среди надушенных лакеев и красиво одетых кавалеров на балах. Конечно, был кузнец, но его кожа скорее напоминала какую-то диковинную одежду — медная, загрубевшая от вечного жара, с отсветами от раскаленного металла. Словно кожаный камзол, повторяющий очертания тела. Её сестры частенько проказничали и даже подсматривали за тем, как бурно развиваются романы фрейлин с лакеями. У Аликсии никогда же не хватало смелости для подобного.
[indent] Но теперь ей нужно быть сильной, поэтому приходится перебороть собственное смущение и стараться не отводить взгляд. От очередных слов принца её губы невольно растягиваются в горькой усмешке. Не безопасно?

Когда она была маленькой, кто-то сказал, что если много-много раз без остановки повторять какое-то слово, то оно станет совершенно глупым. Аликсия весь день твердила слово салат и вскоре оно начало вызывать у нее смешки. Глупый салат. Такой дурацкое слово. Что вообще оно значит? А значение слова словно из памяти вышибло.

[indent] Сейчас то же самое произошло и с безопасностью. Ей твердили всю ночь, что нужно спрятаться в безопасном месте, а в итоге закинули на остров, где живет дракон и каким-то образом оказался отвратительный принц омерзительного королевства. И где тут безопасность? Наверное, теперь это слово навсегда потеряет для неё смысл. Крайне бесполезное слово. Небезопасное даже.
[indent] — Безопасно бывает только в сказках, — отвечает она и поджимает губы, глядя на кровоточащую рану принца. — Нам нужно укромное место, чтобы развести огонь. Нужно обработать рану. Чистых тряпок нет, так что придется кипятить то, что есть. Или прижечь чем-нибудь. И вещи все мокрые.
[indent] А ещё ей ужасно холодно, поэтому она вовсе не откажется посидеть у костра, даже если компанию ей составит этот принц, а под ней будут не мягкие подушки, а камень. Она поднимает глаза на принца и старается смотреть жестко, спрятав юную скромную Аликсию, которая краснеет от одного взгляда на обнаженную мужскую спину, где-то глубоко. Её время прошло.
[indent] Принцесса оглядывается по сторонам: возвращаться в башню ей совершенно не хочется. Найти бы в скалах какую-нибудь пещеру, пусть даже небольшую. Она отчаянно скучает по тем временам, когда промоченные ноги были заботой слуг — горячая ванна набиралась как будто бы сама собой, появлялось мягкое полотенце и чистая сухая одежда. Теперь всё это ей придется искать самой. Удручающе.
[indent] — Как вообще принц оказался в этой глуши? Сослали или вас, ваше высочество, тоже хотели убить?
[indent] Она пытается сохранить хоть какие-то нормы этикета, однако вопреки желанию голос звучит намного грубее, чем следовало. Словно все эти скалы и деревья понемногу выцеживали из неё сущность принцессы. Да и какая она теперь принцесса, если королевства попросту нет?

[nick]Princess Alyxia[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/0015/51/e5/2/805689.jpg[/icon]

+2

9

Apocalyptica — Ruska
• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •

[indent] Львиная доля разочарований в собственной жизни сдавливала под рёбрами. Это не позволяло нормально дышать. Оно сдавливало лёгкие, подходило комом к горлу.
[indent] Эрику хотелось упасть на колени и сдаться перед вселенной: дракон - слишком тяжелая ноша для плеч принца, уничтожившего собственное королевство; ставшего причастным к уничтожению соседнего королевства.

[indent] ОН ЧУДОВИЩЕ
[indent]  [indent] САМОЕ НАСТОЯЩЕЕ
[indent]  [indent]  [indent] ОПАСНОЕ
[indent]  [indent]  [indent]  [indent] ЧУДОВИЩЕ

[indent] Трясущейся рукой, он закрывает ладонью рот, проводя по нему пальцами.
[indent] Перед глазами картинка - мир уничтожен.

[indent] Эрик поворачивается к девчонке лицом, сминая в руке мокрую рубашку. Получить свинцовым ядром по руке даже в образе дракона чертовски больно, но
[indent]  [indent] он смотрит на неё, усмехается, и говорит:
[indent] - Ваше высочество, это всего-лишь царапина.

[indent] Боже, как это было смешно.
[indent] Принц и принцесса, оба без королевства, на забытом богом туманном острове среди скал и камней. Кидаются друг в друга титулами, которые совершенно потеряли смысл.
[indent] А её волнует его рана, которая, конечно, доставляла дикую боль.

[indent] Но сравнится ли эта боль с тем, что он чувствует каждый раз, как по его жилам вместо крови протекает лава, выжигая его изнутри?

[indent] Развести огонь не было проблемой. Он не первый раз на острове и уже успел привезти сюда кое-какие вещи для выживания. Где-то в его убежище было огниво.
[indent] Хотя драконом, конечно, проще всего развести огонь.
[indent] Но не пробуждать же в себе чудовище, которого панически испугалась девчонка.

[indent] - Сам добрался, - кратко отвечает на её вопросы Эрик. - Сбегая от отца.

[indent] ТИРАНА.

[indent] Не рассказывать же юной принцессе замечательную историю об уединении двух светских особ в его спальне, где после весьма увлекательного времяпрепровождения его кровать оказалась выжжена, а он - получил своё проклятие.
[indent] Узнай король о том, что его наследник стал драконом, монстром, что уничтожает целые королевства, чем бы закончилась эта история?

[indent] Он в голове уже просчитывал, через сколько примерно дней у девчонки начнётся новый кошмар.
[indent] Если бы Эрик только смог контролировать в себе зверя, который в определённое время вырывался наружу, разрывая его плоть изнутри, было бы проще. Было бы безопаснее.

[indent] - А вы, принцесса, смотрю, не очень-то любите сказки о драконах, - как невзначай говорит он, направляясь вверх по скалам до своего логова. - Я разведу огонь. Наверху должны быть сухие вещи.

[indent] Тот сундук, что он закинул принцессе в образе дракона, всплыл в его голове. Насколько велика вероятность, что в нём есть женские вещи? Не хотелось бы делиться с принцессой своими рубашками. Хотя, если выбора не останется, то Аликсии придётся согласиться на это.
[indent] Учитывая, что они вдвоём застряли на это острове, обречённые если не на страдания до конца своих дней, то хотя бы до решения сложившихся проблем.
[indent] Эрика пока не видел даже просвета надежды.

[indent] Забравшись в своё логово, первым делом он взял перо, чернила и начал писать в своём дневнике закорючки, понятные исключительно ему. Это было гарантом защиты информации от посторонних глаз - неприятно будет, если у Аликсии, внезапно, будет слишком длинный нос или она сможет расшифровать его шифр.

[indent] ДВА ДНЯ
[indent]  [indent] В ЭТОТ РАЗ

[indent] Он закрывает дневник и кидает его в стопку книг о драконах. Со стороны, наверняка, казалось, что он на них охотится, стремясь убить его.

[indent] В какой-то степени это было правдой.

[indent] Эрик действительно стремился убить внутри себя чудовище и вернуться к нормальной жизни.
[indent]  [indent] От которой остался только пепел.

[indent] Принц хватает огниво, рубашку из сундука и направляется на выход, чтобы разжечь костёр. Он складывает заготовленные им заранее брёвнышки и щёлкает огнивом о кремень. Искры, летящие на брёвнышки загораются огнём.
[indent] Эрик усаживается на землю, делая шумный выдох.
[indent] За глухим туманом не особо понятно, насколько сильно стемнело.

[nick]Prince Eric[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/0015/51/e5/2/530084.jpg[/icon]

+1


Вы здесь » Magic In BOMBARDO » Альтернатива [18+] » [long time ago] October and April


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно